Лечение женского бесплодия средствами народной медицины

 

До нашего времени не утратила своей актуальности вера в то, что различные ритуально-обрядовые манипуляции с участием беременной могут оказать благотворное влияние при лечении бесплодия. На общем фоне многодетных патриархальных семей, из которых состояла родовая или деревенская община, бесплодие считалось большим грехом, за которое последовало серьезное наказание Творца. Наши далекие предки были убеждены, что бесплодие было исключительно женским заболеванием, поэтому им запрещалось принимать участие в общинных празднованиях, быть повитухой, крестной матерью, свахой на свадьбе.
 
Вполне естественно, что в основе этих традиционных народных ограничений лежит все тот же принцип подобия. Бездетную женщину не звали принимать роды, так как были убеждены, что роженица больше не сможет рожать. Ее не приглашали в крестные, потому что остерегались, чтобы ее физическое состояние не передалось крестнику. Именно поэтому бесплодных женщин ни в коем случае не приглашали принимать участие в выпечке свадебного каравая.
 
Упомянутые выше ограничения на участие в обрядовой практике с течением времени формировали в женщине комплекс неполноценности и тем самым воздействовали на ее поведение и на характер повседневного общения со своими односельчанами. Конечно же, народная медицина не могла оставить в стороне это заболевание и не искать всевозможных путей его преодоления. В течение многих веков в ней сформировался самостоятельный комплекс знаний, направленный на разноплановое лечение этого заболевания. К исцелению бесплодия пытались подступиться разными путями. Одни надеялись победить его различными травяными сборами, мазями, отварами, настоями, другие прибегали к помощи символических атрибутов, третьи широко использовали энергетическую силу целительных заговоров — магию слова волшебного, четвертые прибегали к помощи специальных молитв, обращенных к святым православной или католической церкви, пятые стремились воспользоваться знанием и опытом знахарей и колдунов. Вот лишь некоторые приметы, поверья и «рецепты» нетрадиционного лечения, сохранившиеся в народной памяти и зафиксированные в этнологической литературе XIX —XX вв.

Народные поверья, ориентированные на лечение бесплодия

Знакомство с европейскими литературными источниками свидетельствует о том, что у каждого народа существовали свои средства, методы и способы лечения бесплодия. Кроме того, широко бытовало множество примет и поверий, которые, по глубокой убежденности знатоков тайн мироздания и символического языка вечности, помогали понять причины болезни и соответствующим образом повлиять на дальнейшую судьбу человека. С этой целью необходимо было:
  • своими руками посадить дома фикус;
  • поставить в вазу или повесить возле кровати пучок освещенной или обыкновенной вербы;
  • в ходе приготовления пищи использовать части тела плодовитых животных или птиц;
  • прекрасным талисманом, способным оказать помощь в этой беде, являются лепестки роз, которые необходимо положить в мешочек и постоянно носить при себе на шее;
  • носить при себе алмаз черной воды.

Обрядовые действия ассоциативного характера

Пожалуй, самыми распространенными в народном сознании и бьггу были ритуальные действия, которые основывались на принципе подобия. Люди надеялись и верили, что даже обычное прикосновение или кратковременный контакт с роженицей или ее вещами способны оказать на бесплодную женщину положительное воздействие. Вот лишь некоторые примеры поиска подобных решений:
  • на Витебщине были убеждены, что беременная должна первой войти в новый дом, тогда та бездетная семья, которая в него переселялась, обязательно получит благословение Всевышнего и вскоре обретет родительское счастье;
  • бесплодная женщина просила беременную передать ей через забор изо рта в рот кусочек хлеба;
  • бесплодную женщину нужно было посадить на то место, где только что происходили роды;
  • просили отдать ту простыню, на которой лежала роженица;
  • давали первой подержать на руках новорожденного;
  • в некоторых случаях бездетной женщине давали выпить несколько капель крови из пуповины только что рожденного ребенка;
  • клали вместо роженицы рядом с только что рожденным ребенком;
  • давали поносить одежду (или ночную сорочку) многодетной матери.
 
Правда, некоторые знахарки считали, что такой ритуал передавал бесплодной способность родить, но он мог закончиться тем, что сама роженица могла при этом утратить детородную способность, поэтому в качестве ритуального контактера выбирали ту женщину, у которой уже было несколько детей и она не собиралась рожать снова.
 
Следующая группа обрядовых действий основана на использовании в пище компонентов растительного и животного мира:
  • необходимо было съесть несколько сдвоенных слив или орехов;
  • девять дней пить отвар коры двух сросшихся деревьев;
  • предлагали съесть несколько крупинок соли, посыпанной на простыню, на которой только что лежала роженица;
  • давали пить отвар капустной рассады, причем той, которая во время посадки случайно упала;
  • съесть высушенную, перетертую в порошок плаценту черной кошки-первородки;
  • есть высушенный и перетертый в порошок послед кобылы;
  • на Гродненщине бездетной женщине давали пить молоко свиньи, кормившей поросят.
 
В этнологической литературе зафиксированы многочисленные средства предупреждения бесплодия, а также его лечения. Например, свадебный каравай следовало сразу же после выпечки надежно спрятать в кладовой и хранить там до заключительного момента свадьбы, когда его нужно будет разделить между всеми гостями. В народном сознании глубоко коренилась вера в то, что он был символом продолжения рода, поэтому если кто-то из гостей (а это могли быть и дальние родственники, и чужие люди) украдет хотя бы небольшой кусочек с верхнего яруса (а это значит, украдет «долю» молодых), то новобрачные могут оказаться бездетными, а та, что украла чужую «долю», через год родит долгожданного ребенка.
 
Вместе с тем, чтобы семья была многодетной, молодых на свадьбе сажали не на голую скамью, а на вывернутый наизнанку кожух или молодую сажали на веко дежи (смысл этого ритуала заключался в следующем: в деже тесто подходило, росло, невеста после свадьбы также должна была «расти», «полнеть» т.е. забеременеть). Магическим символом, который мог возобновлять детородную способность, считался пояс, который на себе носила беременная женщина. По представлениям славян, эту же роль исполняли и некоторые атрибуты похоронной обрядности: нитки из покрывала, на котором лежал покойник, песок из могилы, перевязь, которой связывали руки или ноги покойного.
 
Интересный обычай лечения (и, очевидно, профилактики возможного заболевания) бесплодия зафиксирован в некоторых районах Минской области. Перед тем как встречать свадебный поезд, бабушка жениха с одной стороны улицы клала отомкнутый замок, а с другой — ключ от него. Как только свадебный кортеж проедет место совершения ритуала, замок замыкали и отдавали родителям молодых. Если через некоторое время выяснится, что обрученная чета не имеет (или не может иметь) детей, замок отмыкали.
 
С целью предупреждения бесплодия молодым людям на брачную постель сначала клали маленького ребенка; в некоторых местах Украины фату невесты вешали на плодовое дерево.

Средства народной медицины, способствующие лечению бесплодия

В связи с тем что тема женского бесплодия в последние годы становится весьма актуальной (и далеко не единственной причиной его является состояние нашей экологии), хотелось бы привести еще некоторые средства и способы традиционной народной медицины, которые, по представлениям славянских целителей-практиков, могут избавить женщину от бесплодия и посодействовать долгожданной беременности.
 
  1. У повивальной бабки необходимо выпросить часть высушенного детского места, истолочь его в порошок, половину чайной ложки высыпать в рюмку водки и дать выпить за два раза: утром и на ночь.
  2. В течение двух недель следует нить отвар травы руты.
  3. В течение двух недель, начиная с первой четверти Луны, есть зародыши желтков куриных яиц.
  4. После того как заканчивали ткать полотно, обрезали остатки ниток, которые были завязаны узлом. Из них следовало делать отвар и пить на протяжении двух недель.
  5. Обычно в народной традиции избегали употреблять в пищу сдвоенные фрукты и овощи, чтобы не спровоцировать рождение двойни. В случае бесплодия поступали наоборот: женщине давали съесть 3, 6 или 9 яиц с двумя желтками.
  6. В XIX в. в Бобруйском повете бесплодие лечили следующим образом. В лесу искали пень с истлевшей сердцевиной, из середины которого росли три березы. С этих берез снимали кору, высушивали ее и, настояв в воде, давали нить по три раза в день.
  7. Под Новый год необходимо было облить грушу той водой, в которой бесплодная женщина мыла свою сорочку со следами месячных. Если весной это дерево зацветет, женщина обязательно забеременеет в этом году, если же дерево окажется бесплодным, то и женщине нужно было отложить надежды на удачу на будущее.
  8. Этот же принцип диалога с природой лежал в основе еще некоторых вариантов целительной практики. Чтобы избавиться от бесплодия, женщина съедала три почки фруктовых деревьев, которые зацвели впервые, или несколько яблок, груш, слив с впервые плодоносивших деревьев.
  9. Дерево дуба считается очень сильным продуцирующим средством лечения бесплодия: бездетной следовало трижды обойти вокруг дерева по солнцу (ритуал необходимо было выполнять на «маладзiковай» фазе Луны).
  10. Чтобы избавиться от бесплодия, женщины давали обет святым, чаще всего св. Николаю-Угоднику; избегали вступать в половые отношения в праздничные и воскресные дни, в период поста. Приведенные выше обрядово-ритуальные действия продуцирующего характера выполнялись обычно на св. Георгия (Юрия, 06.05), в Благовещенье (07.04), на Громницы (15.02) и на Яблочный Спас (19.08).
Жизнь непредсказуема в своем многообразии, однако многовековый опыт народной традиций учитывал всевозможные случаи, и на многие из них имелись свои нормативно-регламентирующие модели поведения. Так, в случае смерти беременной женщины живые должны были предпринять ряд охранительных действий. На Полесье в гроб вместе с нею клали пеленки, чтобы она «не приходила во сне» и «не просила их для своего ребенка». Иногда ее хоронили на краю кладбища и ставили вокруг могилы дополнительную оградку. Украинцы были убеждены, что душа умершей беременной женщины обязательно окажется в Раю, в то же время сербы придерживались мнения, что она превращается в оборотня, который долго будет вредить своим родственникам.
 

Значимо [ ]